Рассказ
Завтрак для чемпионов
эротическая автобиография
История о самом долгом и мучительном завтраке в моей жизни
Люди часто стыдятся быть обнаженными после секса. Странно. Ну, ведь уже все всё видели. Понимаю, если пара занималась любовью в жару. Выглядишь - красный, как рак, только пахнет от тебя не лавровым листом, а пОтом. Но ведь в бане же всего этого не стыдишься - наоборот даже, чем более красный и потный, тем больше к тебе одобрения со стороны парильщиков.

Мы давно уже перестали относиться к голому телу как к чему-то возвышенному - чего такого необычного мы уже не встречали в интернете или на спрятанной в шкафу видеокассете? Мы - поколение, которое все уже видело, а если не видело, то увидит.

Даже если ТАМ будет на одну грудь больше, я прокручу в голове сцену из "Вспомнить все" со Шварценеггером или какую-нибудь "Шокирующую Азию" и просто ласково улыбнусь (ладно, я немного лукавлю - третьей груди я удивлюсь, но не буду ошарашен животиком или шрамом после аппендицита).

С внутренним миром, как бы банально не звучало, всё сложнее - здесь слишком много отклонений от нормы. Но тем и сексуальней человек. Мне так кажется.

В 17 лет мы с другом приехали познакомиться с двумя девушками с пониженной социальной ответственностью. Нет, это были не проститутки. Более того, одна из них, я точно знаю, что семейный человек и, кажется, даже мать. Но тогда их ответственность перед обществом была, мягко говоря, низковата. Кажется, девушек звали Оля и Марина.

Так вот, Оля засиделась на кухне с другом - я же пошел в спальню к Марине. В комнате было темно - и я решил подготовиться в ванной. Полностью раздевшись, меня осенило, что коридор до спальни Марины, был наполнен светом, а из кухни - открывался на него прекрасный вид.

Требовалось пройти всего шагов пять. Если даже пара из кухни меня увидит, то друг все поймет, а Оля просто улыбнется. Но мне было крайне неудобно.

Я чувствовал себя, наверное, как голая Серсея из "Игры престолов" под крики "Позор" следующая к заветным воротам в замок.

Я сократил обозримую часть коридора открытием нараспашку двери в ванную, чем, возможно, и привлек внимание пары на кухне. А дальше - челночный бег голого ретивого Марио до спальни Принцессы. Четыре шага. Три. Два. Один. Финиш.

В меня не летели ни овощи, ни даже взгляды. Всем было все равно. Однако я почему-то волновался за свою оголенную попу. Никаких комплексов - исключительно иллюзия стыда, в которую веришь абсолютно иррационально.

Утром Марина проснулась первая. Мы встретились с ней на кухне. Возникла неловкая пауза. С улыбкой на лице она спросила:

  • Как спалось?

И оба были готовы провалиться под землю от повисшей паузы. Ничего у меня к ней не было, а у нее - ко мне. Ничего кроме вынужденного завтрака в ожидании второй пары. Молоко. Недорогие кукурузные хлопья. Завтрак для чемпионов. Ад.

Надо было что-то сказать, но что? Опять натягивать улыбку и играть в великосветские разговоры? Увы. "Так было, так есть и так будет всегда". Славься, иллюзия наша свободная!

Читатель, возможно, ждет, что Марина на прощание поцеловала меня и невзначай подчеркнула богатство своего внутреннего мира, но нет - такого не было. Все заперты в иллюзиях, повторениях одной и той же церемонии. Вечный абсурд завтрака для чемпионов. Но эти иллюзии не имеют никакого отношения к внешности. Мир уже видел и трехгрудую женщину, и родительскую VHS "Шокирующая Азия". Остается сексуальность внутреннего мира, которого невозможно стыдиться, потому что не с чем сравнивать.
Made on
Tilda